Наличие фактов СД влечет за собой разработку новых возможностей практического приложения результатов изучения современной геодинамики разломов. Наиболее важными из них являются:

- учет фактора СД при составлении карт сейсмического районирования и сейсмического риска различного масштаба, поскольку традиционные подходы не допускали существования аномальной современной геодинамики платформенных, асейсмичных разломов;

- включение представлений о СД платформенных разломов в систему оценок экологического риска в качестве нового фактора эколого-геодина-мического риска;

- использование данных по СД при разработке ведомственных нормативов по учету современного геодинамического состояния недр в условиях длительной эксплуатации особо ответственных объектов (АЭС, ГЭС, магистральные нефтегазопроводы, крупные месторождения углеводородов и объекты их обустройства, объекты захоронения радиоактивных и токсичных отходов и т. д.);

- разработка новых подходов и норм по страхованию экологических и иных рисков с учетом фактора СД платформенных, асейсмичных разломов.

В конце XX столетия происходит радикальный пересмотр взглядов на роль геодинамического фактора (современного напряженно-деформированного состояния недр) при оценке экологического и социально-экономического риска, возникающего при функционировании природно-технических систем и особо ответственных объектов. Действительно, такие природно-технические системы, как разрабатываемые месторождения углеводородов с развитой в их пределах инфраструктурой, магистральные нефтегазопроводы, АЭС и ГЭС, места захоронения токсичных отходов и другие объекты промышленного и гражданского строительства, уже самим фактом своего существования создают потенциальный риск возникновения аварийных ситуаций. Это чревато негативными экологическими и социально-экономическими последствиями, которые возрастают по мере увеличения длительности эксплуатации таких объектов.

До недавнего времени считалось, что подавляющее большинство аварийных ситуаций и ущерб на этих объектах обусловлены технологическими причинами. Изредка подобные аварии связывали с проявлением техногенных геодинамических процессов (в качестве примера можно привести известные факты возбуждения сейсмодеформацион-ных процессов на длительно эксплуатируемых месторождениях нефти и газа, например, район Газли). В целом же фактор современной геодинамической активности геологической среды (особенно природного происхождения) не учитывался при анализе аварийных ситуаций на особо ответственных и экологически опасных объектах. Исключения составляли только аварийные случаи, происшедшие непосредственно в очаговых зонах сильных землетрясений.

Традиционно, равнинные (платформенные) области, в отличие от горных, считались стабильными и определялись как территории с малой активностью современных (т. е. протекающих в настоящее время) деформаций земной поверхности — в пределах 1-5 мм в год. Однако в последние годы были получены принципиально новые данные о современном геодинамическом состоянии земных недр. Оказалось, что имеют место современные суперинтенсивные деформации (СД) земной поверхности со скоростями до 50—70 мм в год, которые приурочены к зонам тектонических нарушений (разломам различного типа и порядка) [Кузьмин Ю. О., 1996]. Для СД процессов характерна пространственная локализованность (от 0,1 км до 1-2 км), пульсаци-онный и/или знакопеременный характер проявлений (период повторяемости СД импульсов составляет от 2 раз в год до 1 раза в 2-3 года), а главное — чрезвычайно высокие величины среднегодовых скоростей деформаций порядка 2-7х10-5 м в год. При этом наиболее парадоксальный результат заключается в том, что максимальная интенсивность геодинамических аномалий наблюдается в зонах платформенных, асейсмичных разломов. Учитывая, что платформенные (равнинные) территории являются преимущественной средой обитания человека, наличие фактора СД в зонах платформенных разломов радикально меняет уровень экологического и социально-экономического риска в этих районах.

Ю. О. Кузьминым приведены примеры современных аномальных деформаций земной поверхности для различных регионов [Кузьмин Ю. О., 1996]. Кривые совершенно однотипны по форме, у них практически совпадает ширина (горизонтальный размер всех кривых одинаков) и амплитуда. В целом же, если учитывать длительность интервалов между повторными геодезическими наблюдениями, то окажется, что среднегодовая скорость СД для разломных зон асейсмич-ных регионов (Припятский прогиб, Пермское Приуралье, Среднее Приобье) будет выше, чем для сейсмоактивных территорий (Терско-Каспийский прогиб, Предгорный Дагестан, Притбилисский район) [Сидоров В. А., Кузьмин Ю. О., 1983].

Для того, чтобы показать чрезвычайную важность фактора СД при оценках экологического и страхового риска на равнинных территориях, Ю. О. Кузьминым рассмотрены два характерных примера.

Пример первый. В последнее время были получены убедительные данные о масштабах и уровне влияния фактора СД на объекты нефтегазового комплекса [Касьянова Н. А., 1996]. Так, оказалось, что в зонах проявления современных суперинтенсивных деформаций периодически происходят прорывы трубопроводных систем и аварии на скважинах с последующим выводом их из эксплуатации. Таким образом, становится очевидным, что техническое состояние нефтегазовых объектов на месторождениях в значительной мере зависит от уровня современного напряженно-деформированного состояния земных недр. Следовательно, геодинамический фактор необходимо учитывать наряду с другими факторами еще на стадии проектирования скважин и трубопроводов. Знание специфики формирования и проявления СД процессов приобретает в этой связи большую эколого-экономическую эффективность. При этом учет факторов аномальной геодинамики недр дает возможность оптимально размещать скважины и трубопроводные системы и применять превентивные меры по предотвращению аварийных ситуаций и снижению ущерба.

Другой пример обязательного учета фактора СД относится к актуальной проблеме обеспечения безопасного функционирования атомных электростанций и, в частности, к вопросу правильности выбора места для проектируемых, строящихся и эксплуатируемых АЭС. В нормативно-правовой документации, регламентирующей правила выбора площадок под АЭС, существует такое ключевое понятие, как активный разлом. При этом под активностью понимается сейсмическая и/или деформационная активность участка земной поверхности, включающего в себя разломную зону.

Если рассматривать заведомо асейсмичную или слабосейсмичную территорию, то основным фактором риска, связанного с активизацией разлома, будет аномальный деформационный процесс. Принятые в ряде стран нормы и правила (Федеральный закон США, Инструкции МАГАТЭ и т. д.) трактуют активный разлом как "...такой разлом, в котором перемещения на поверхности или вблизи нее происходят не менее одного раза за последние 35000 лет или повторные движения в течение последних 500000 лет". Согласно положению, существующему в Минатоме РФ, при выборе площадок под строительство АЭС следует избегать таких участков на земной поверхности, для которых среднегодовая скорость современных деформаций превышает величину Зх10~6м в год. Очевидно, что приведенные данные находятся в явном противоречии с инструментально установленными характеристиками СД в зонах асейсмичных разломов (особенно в части амплитуды и повторяемости СД процессов). Иными словами, по мнению Ю. О. Кузьмина, существующие регламенты создают потенциальный риск аварийности для проектируемых, строящихся и существующих АЭС.