Многовариантность пищевых цепей позволяет поддерживать энер-гомассообмен в почвенных экосистемах на определенном уровне и в относительной независимости от условий окружающей среды. Способность сообществ, в том числе почвенных, сохранять свою структуру и внутренние связи называется устойчивостью. Она зависит от видового разнообразия живых организмов. При его уменьшении устойчивость экосистем снижается. В результате они под сильным воздействием внешних факторов могут выходить из состояния динамического равновесия и переходить на более низкий организационный уровень. Для почв это означает снижение плодородия. Поэтому мы в обязательном порядке должны просчитывать возможные последствия вмешательства в агробиогеоценозы.

Очень сложно складываются взаимоотношения между почвенной микрофлорой и фитофагами. Их изучение нашло отражение в представлениях о зоомикробиотическом комплексе (ЗМК) [519]. Понятие о ЗМК складывалось на основе анализа взаимодействий микроорганизмов с насекомыми. При изучении переваримости пищи фитофагами было установлено, что у них очень невысокий коэффициент ее усвоения (примерно в 2—2,5 раза меньше, чем у позвоночных). Это является причиной поглощения ими значительного количества растительного материала и образования больших масс экскрементов, которые, как выяснилось, заселены микроорганизмами сильнее, чем источник питания. Оказывается, измельченный растительный материал, еще находясь в пищеварительном тракте насекомых, служит прекрасным субстратом для развития эпифитной и почвенной микрофлоры. Но, кроме того, в кишечнике беспозвоночных присутствуют специфические микроорганизмы. Кишечник многоножек-диплопод (кивсяков) заселен актиномицетами, среди которых доминируют представители рода Streptomyces и группы Promicromnospora—Oerskovia. Их роль состоит в ускорении процессов переваривания пищи. Актиномицеты, находящиеся в кишечнике многоножек, продуцируют гидролитические ферменты, участвующие в разрушении целлюлозы, являющейся основным компонентом органического вещества растительного происхождения [86]. Об активности микрофлоры, находящейся в организме почвенных беспозвоночных, можно судить по тому, что на ее долю приходится до 10% суммарной интенсивности дыхания животных [192].